О театре

Аристократы из трущоб

Гении, как и простые смертные, любят пошутить, но и жизнь порой не прочь впасть в буффонаду забавы ради. Когда меня спрашивают, по каким сусекам в нынешние, как принято говорить, трудные времена поскрести, чтобы отправиться путешествовать хотя бы чуть дальше, чем с печки на лавку, я уверенно цитирую великого комбинатора: «Альпийское нищенство – святое дело! Капитальные затраты не требуются, доходы невелики, но в нашем положении ценны». Согласно первоисточнику, когда изрядно поиздержавшиеся концессионеры, устав от диких красот Кавказа, отчаянно пытались измыслить способ подзаработать, дабы продолжить неумолимую одиссею, техническому директору концессии пришла в голову, по обыкновению, гениальная идея: перенять опыт детей селения Сиони, которые, исполнив несколько па наурской лезгинки, бежали за экскурсионным автобусом, крича: «Давай денги! Денги давай!».

Традиции неаполитанского театра
Если Илья Ильф и Евгений Петров учат нас бюджетно путешествовать, то Эдуардо Скарпетта, классик итальянской драматургии, комедиограф, гениальный актер, «король комиков», руководитель театральной труппы, вразумляет, как, будучи бюджетником, есть и пить, словно аристократ.
Недавно в Орловском академическом театре имени Тургенева состоялась премьера спектакля «Аристократы поневоле» по пьесе Эдуардо Скарпетта в постановке московского режиссера Сергея Дьячковского.
Скарпетта не из театральной семьи, но на сцене с четырех лет. В 14 лет он уже участник основного состава в театре «Партенопе», затем знаменитый импресарио Лудзи берет юношу на работу в театр Сан-Карлино.
В 1896 году в Неаполе одаренный итальянец организовал собственную театральную труппу, для которой пишет пьесы, сам их ставит и в них играет.
Спустя год им была создана комедия «Беднота и знать», ставшая его самым знаменитым творением. Максим Горький, оказавшийся в 1910 году зрителем постановки, послал Эдуардо Скарпетта лавровый венок из бронзы в знак признания таланта драматурга.
Скарпетта написал около ста комедий на неаполитанском диалекте, нередко вдохновляясь сюжетами французских водевилей. Создал «маску» остроумного простака по имени Феличе Шошаммокка, принесшую ему успех у публики.
Скарпетта был учеником и последователем Антонио Петито – самой легендарной фигуры неаполитанского театра, гениального импровизатора, работавшего в технике комедии дель арте, непревзойденного исполнителя маски Пульчинеллы.
Лучшей пьесе Скарпетта «Беднота и знать», получившей в переводе Паоло Эмилио Ланци название «Голодранцы-
аристократы», 130 лет, но ее продолжают ставить на родине драматурга и за ее пределами. Для итальянцев Скарпетта – такая же уютная, домашняя классика, как для нас Островский Малого театра.
Персонажи исполнены средиземноморского темперамента: это живые характерные герои, любящие драйв, кураж, с сумасшедшинкой.
Ценителям авантюрного театра и классического комедийного фарса придутся по вкусу сатира, интересная завязка сюжета, традиции и атмосфера театра дель арте, переодевания, внезапные разоблачения и, разумеется, дух прежней Италии.
Лишь спустя полвека после написания пьесу перевели на русский язык. Сегодня она с успехом идет на подмостках российских театров. На орловской сцене премьера пьесы состоялась 29 марта 2019 года.

Голь на выдумки хитра
Стремясь быть органичными природе итальянского театра, актеры постарались воссоздать ауру теплой, солнечной страны, на тесных улочках которой рождается настоящая любовь и пылают, не сгорая, страсти.
Молодой маркиз Эудженио Фаветти (Сергей Гнедов) мечтает жениться на Джемме (Елена Плотникова), балерине, дочери разбогатевшего повара Луиджино Гаэтано (Виктор Межевикин). Но Фаветти-старший (заслуженный артист России Павел Легкобит) отказывается общаться с плебеем-выскочкой, кроме того, у него в этом деле есть сердечный интерес.
Эудженио решает схитрить. Маркиз идет на сомнительную авантюру: уговаривает обнищавших глав семейств Феличе (Александр Козлов) и Паскуале (Андрей Царьков) из трущоб сыграть роли его дяди и отца.
Особых усилий прикладывать не приходится: безработные Феличе и Паскуале, их скандальные жены-болтушки (Кончетта, жена Паскуале – Нелли Галченко; Луизелла, подруга Феличе – Екатерина Аршинова) и многочисленная вечно голодная родня счастливы изобразить маркизов и герцогов всего лишь за вожделенную тарелку супа. Азартные, но неумелые семейки энергично включаются в предложенную игру, что влечет за собой уйму комических недоразумений.
Перед зрителями разворочается курьезная сцена: обеденный стол, за которым собрались истинные и ряженые аристократы, настолько вжившиеся в образ, что с каждой минутой интрига становится все запутаннее.
Однако в орловской постановке нет акцента на пропасти, разделяющей принцев и нищих. Это не социальная трагикомедия, где оборванцы борются за место под солнцем.

Театр в театре
Возвышенное чувство подвигло Эудженио на безумный поступок. Но и гоп-компания из трущоб Неаполя после сытного ужина не ворует серебряные ложки со стола. Несмотря на то, что бедняки унижены социально, в силу чего им приходится крутиться и изворачиваться ужом, они по-своему благородны, добры и, по правде говоря, в хорошем деле готовы помочь не только ради собственной выгоды, за что судьба в финале спектакля их щедро вознаграждает.
Семейства Феличе и Паскуале – люди маленькие, но обаятельные: даже в трудных ситуациях их не покидает веселость и самообладание. А главное – всегда при них чувство юмора и открытость миру.
Главная тема пьесы – природа актерства, обыгрываемая через ситуацию «театр в театре». Русским профессиональным актерам необходимо сыграть итальянцев, с пылом дилетантов жаждущих выдать себя за других, преуспеть в этом лучше конкурентов и сорвать аплодисменты по максимуму. Чтобы быть органичным в роли персонажа, изо всех сил старающегося актерствовать, надо обладать и талантом, и технической оснащенностью, и самоиронией, и в целом мыслить широко. Все актеры успешно справились с трудной, но интересной задачей, поставленной драматургом и режиссером.

Причастные тайнам…
Отдельно хочется отметить прекрасные актерские работы Александра Козлова, Андрея Царькова и Виктора Межевикина. Их умение деликатно сочетать в своих персонажах ушлость и наивность, с одной стороны, в прямом и переносном смысле, желание пусть все не съесть, но понадкусывать, а с другой – чистосердечие и эмпатию во всем, касаемом дружбы и любви, дорогого стоит.
Маркиз Оттавио Фаветти в исполнении Павла Легкобита – рафинированный эстет, утонченный сноб с претензиями, при том увлекающийся, готовый устоять перед чем угодно, кроме соблазна, и, одновременно, человек добрый, отходчивый и мудрый.
В этом году исполняется 45 лет, как Павел Легкобит, выдающийся актер, преподаватель, председатель Орловского отделения Союза театральных деятелей России, служит на русской сцене, из них 40 лет в Орловском академическом театре. От всей души хочется поздравить Павла Ивановича со столь значительными творческими достижениями. Театр остается высоким искусством, «жгущим сердца людей», до тех пор, пока к его тайнам причастны такие люди, как Павел Легкобит.

Справка «ОВ» 

Вообще, эта неаполитанская пьеса, по задумке автора и по качеству сценического воплощения, передает атмосферу актерского театра, где каждый выход артиста – комедийная феерия. Конечно, не всегда жизнь подобна легким, мажорным комедиям Эдуардо Скарпетта, но, как говорил сам драматург, если ищешь смешное, то его можно увидеть даже среди слез и горя.

Источник: Орловский вестник

    16.04.2019