Репертуар

Праздник, который всегда с тобой

В мире искусства, как и в мире людей, есть не то совпадения, не то закономерности, которые порой кажутся подарком судьбы, а порой — единственно возможным, правильным и благостным исходом событий. Ахматова называла это «встречами на воздушных путях», Пастернак — «скрещеньями судеб», а Пушкин «странными сближениями». Вот и в этом году чудесная и стремительная сила снова соединила Орловский государственный академический театр с давними французскими друзьями. И состоялось незабываемое путешествие орловцев в Париж.

Можно с уверенностью говорить о том, что толстомания и сейчас держит власть над миром. Всюду, от Орла до Уругвая прорастают зерна философии Льва Николаевича. Не ушли в прошлое еще те времена, когда «Война и мир» была второй книгой по популярности после Библии.

И в этом году отмечается не скорбная дата кончины, а сто лет с того момента, когда началось бессмертие признанного гения русской литературы.

Когда театр получил официальное приглашение от Общества друзей Л.Н. Толстого выступить на французской сцене по случаю годовщины со дня смерти Льва Николаевича, даже спектакля, послужившего достойным подарком к памятной дате, еще не было. «Власть тьмы» только начинала завоевывать воображение труппы. Идея стала все больше приобретать реальные очертания, началась серьезная большая работа. Постановку по пьесе Льва Николаевича этой осенью удалось увидеть орловскому зрителю, который освятил ее своими слезами и аплодисментами.

И вот восемь чудесных дней в Париже.

Правда, «суровая действительность» чуть было не помешала в полном объеме насладиться красотами самого пленительного города в мире. В искусство вмешалась экономика. Получился гремучий коктейль, и финансовые проблемы туристической фирмы чуть было не заставили артистов создавать конкуренцию французским клошарам. Хорошо, что проблемы с гостиницей удалось решить своевременно и в пользу орловцев.

За последние 13 лет театр четвертый раз в Париже. Это ли не маленькое счастье, дарованное покровителем театра И.С. Тургеневым.

Сцена русского посольства уже служила хорошей площадкой для коллектива. Во время предыдущего, прошлогоднего свидания с Парижем академический театр возил «Игроков» Гоголя. Реквизит удалось легко найти в кабинетах посольства. С деревенской пьесой Толстого в этом плане могли возникнуть проблемы. Однако выручили простые табуреты.

Как говорят актеры, играть им помог...абсолютный аншлаг.

Когда Толстой впервые приехал в Париж, он и подозревать не мог, что его ожидает столько родственников и знакомых. И орловский театр также встретил огромное количество благодарных зрителей. Большинство из них были далеки от совершенного знания русского языка, но спектакль прошел на одном дыхании. Это почувствовала и публика, и актеры.

Особый трепет охватывал зал, когда артисты произносили молитвы. Язык души не требует перевода.

Цветов было столько, что в гостиничных номерах не нашлось должного количества ваз для всего этого великолепия. Помогло ведро, «играющее» в спектакле. Но главный комплимент сказал один из зрителей: «Да, это Толстой».

А Париж был как всегда чудесен. Он дарил ощущение восторга и покоя, блаженство красоты, живой и умиротворенной. Орловцы вдели этот город в пору бурного весеннего цветения. Теперь он разметал под ногами ковровые дорожки золотой листвы. Огромные зеленые деревья — великаны с желтыми проплешинами, туманы, влажный воздух и мокрый черный асфальт...

Город щедро осыпал артистов серебром мелкого дождя... Но один день стал приятным исключением. Это поездка в сквер Л.Н. Толстого к бюсту великого писателя. Как тут не вспомнишь о чудесных сближениях, о судьбе и закономерностях. Тепло благодарных сердец заставило выглянуть солнце.

В Париже много топонимов так или иначе связанных с Россией. Сейчас, в частности, решается, какую из площадей назвать именем Солженицына. А вот Тургенев пока не запечатлен на карте этого города. Но в сердцах горожан его образ живет. И он становится все явственнее с каждым приездом орловцев.

Второй спектакль труппа сыграла в доме-музее И.С. Тургенева в Буживале. Причем на сей раз декорацией послужил кабинет нашего земляка. Словами не передать трепета, который испытывали артисты и волнения служителей музея. Последним особенно запомнился момент, когда Антон Карташев, сыгравший роль Никиты, молодецки управлялся с топором на уникальном подлинном письменном тургеневском столе. Они не знали, что это грозное оружие было сделано всего-навсего из папье-маше.

Толстой, попросившись в гости к другу-писателю, все перевернул в его доме, заставив жизнь течь в совершенно новом ритме. Но воображаемой иконой, на которую крестятся герои спектакля, было выбрано изображение Тургенева. Важно и символично.

Как показалось актерам, в этой усадьбе все необыкновенным образом напоминает милое сердцу Спасское-Лутовиново. Как не задуматься о том, что именно человек создает ауру места в независимости от географии и климата. В мае здесь открыли памятник любви, — той, что связала Ивана и Полину: лист ясеня с изображениями Тургенева и Виардо. И западный пригород Парижа теперь дышит русской любовью...

А еще были незабываемые прогулки по улочкам Парижа и бесконечные открытия, в том числе — для переводчика Жерара, который с удовольствием послужил гидом и сам много узнал о городе.

Какая чудесная неслучайная находка — та самая улица, где когда-то Андре Антуан задумал создать свой «Театр Либр». Именно здесь в 1888 году он осуществил первую в сценической судьбе толстовской пьесы постановку «Власти тьмы», запрещенной в России на целых девять лет.

Как иначе это можно назвать, если не «запрограммированным сближением».

Нужно сказать, что Толстой и Тургенев порознь очень любили друг друга, но их таланты отталкивались, как противоположные полюса магнитов, как только речь шла о столкновении их творческих натур. Тем не менее, именно Тургенев открывал Льву Николаевичу Париж. Он же продолжает открывать Париж труппе театра... Толстой без стеснения и иронии в дневниках признавался, что Иван Сергеевич делает из него другого человека. И орловский государственный театр под покровительством нашего великого земляка делается более живым, одухотворенным.

Заканчивается год, который Россия и Франция официально разделили на двоих, но дружба и творчество будет длиться еще очень долго.

Академический театр стал не только хранителем слова Тургенева, но и проводником его мысли и таланта сквозь годы и поколения. И, конечно, в преддверии 200-летнего юбилея театра коллективу хочется верить, что этот праздник подарит новые визиты во Францию и не только.

Ольга НИКОЛАЕВА

20.09.2012