Театральный музей

Художник-гример Крестьянкин К.М.

Крестьянкин Константин Михайлович
(1900 — 1985)
ТУПЕЙНЫЙ ХУДОЖНИК ОРЛОВСКОГО ТЕАТРА

Век назад первая заметка о театральных событиях в Орле была вырезана из газеты и стала началом коллекции Кости Крестьянкина. Собирал он самое интересное, что касалось театра: портреты знаменитостей, гастролировавших в Орле, фотографии актеров, появлявшиеся в орловской печати, театральную хронику начала века. Эта подборка возникла благодаря безграничной любви к театру и верности своему делу. Хрупкие листочки из школьной тетрадки могли погибнуть: революции, войны, пожары, переезды. Но нам повезло...

Сегодня я с волнением беру в руки записки хранителя театральной старины и готова познакомить зрителя с экспонатами, находящимися в запасниках музея.

Константин Крестьянкин, родившийся 15 мая 1900 года, был вторым ребенком в семье орловских мещан Михаила Дмитриевича и Елисаветы Иларионовны Крестьянкиных. Восьмым, последним ребенком Крестьянкиных, стал Иван, будущий великий всероссийский старец — архимандрит Иоанн Крестьянкин.

Портрет фотографический из персональной коллекции Крестьянкина Константина Михайловича

Портрет фотографический из персональной коллекции Крестьянкина Константина Михайловича. 20 х 30 (на картоне), приблизительно датирован 1920 годом

К. М. Крестьянкин работает над гримом актрисы Е.Н.Лариной

К. М. Крестьянкин работает над гримом актрисы Е.Н.Лариной. 21,5 х 25,5, 1963 год. Архив музея.

Безоблачное детство Кости закончилось со смертью отца, которого не стало в возрасте 52 лет, в 1912 году, через два года после появления на свет последнего ребенка, Вани.

В театр Костя пришел в самые трудные для родины годы: Первая мировая война, Февральская и Октябрьская революции.

Родной брат Константина, отец Иоанн, с болью сердца рассказывал, как Орел прощался с российским христианским укладом жизни: «... Замолкла перекличка колоколов. Поехали в никуда на повозках, груженных гробами со скарбом, ветхие старицы из упраздненного Введенского монастыря». Вспоминая тяготы страшного безвременья, архимандрит Иоанн впоследствии говорил: «Наступило время такое, когда все и всех охватила тревога за будущее, когда ожила и разрасталась злоба, и смертельный голод заглянул в лицо трудовому люду, страх перед грабежом и насилием проник в дома и храмы. Предчувствие всеобщего надвигающегося хаоса и царства антихриста охватило Русь».

Константин Крестьянкин, воспитанный в традициях религиозной семьи и мысли, как и миллионы людей в России, оказался беззащитен в страшную и трагическую эпоху правления Сталина, когда страна очутилась в реальном океане страданий и крови, лжи и насилия. В те жуткие годы театр стал для Константина родным домом и его оберегом.

Впервые Костя Крестьянкин попал в грим-уборные театра в конце 1913 года. Ему, окончившему курс одноклассной церковно-приходской Ильинской школы в июне 1912, необходимо было думать о профессии и возможности заработать свой кусок хлеба.

В труппе театра Крестьянкин был определен учеником к известному мастеру — кауферу Жозефу Раулю. Мастерство кауфера заключалось в умении гримировать, причесывать, колдовать над париками, по большому счету — помогать актерам в создании ярких и правдивых сценических образов.

«Любить свое дело научил меня мой учитель, мой приемный отец и наставник — Жозеф Иосифович Рауль. Я у него жил, воспитывался и учился. Он работал в театре с 1875 года. Длинными, зимними вечерами Жозеф Иосифович мне рассказывал, как ему приходилось работать с корифеями театра: Ермоловой М.Н., М.Г.Савиной, В.Н.Давыдовым, П.А.Стрепетовой, К.А.Варламовым, В.Ф.Комиссаржевской, Г.Н.Федотовой. Как их принимал зритель, как их засыпали цветами! И более 20 раз вызывали на сцену! Я воспитывался в театральной семье: и многое слышал, и многое видел». [Воспоминания ветерана театра К.М. Крестьянкина. Музей истории орловской сцены,1977год. Орфография автора сохранена].

После смерти учителя, в 1920 году, Константин начинает работать самостоятельно. За годы службы в театре Крестьянкин принимал участие в создании более двух тысяч спектаклей (своих и гастрольных). Мастера сцены не всегда привозили с собой в Орел парикмахера и гримера, и гримерка Крестьянкина постепенно заполнялась фотографиями с автографами, афишами с неизменными словами благодарности и пожеланиями творческих успехов «...дорогому Кось Михайловичу». И он творил, преображая актеров, впоследствии ставших великими мастерами русской сцены.

Первым из знаменитых гастролеров был Павел Орленев. В зимний театральный сезон 1914-1915 г.г. в Орле он играл роль царя Федора Иоанновича в пьесе Алексея Толстого. Восторженный гример-подмастерье вспоминает: «Вызовы артиста к рампе были беспрерывны, занавес не успевали открывать и закрывать, просто держали его открытым, пока публика выражала свой восторг великому артисту.  — Меня недаром потянуло в Орел, ведь моя фамилия настоящая — Орлов...»

В 20-е годы летний театр в саду «Аквариум» принимал много гостей. Достигнув виртуозного мастерства, Крестьянкин гримировал Ф.И.Шаляпина и В.И.Качалова, работал вместе с мхатовцами — А.К.Тарасовой, Б.Н.Ливановым, К.Н.Еланской. Совершал он поездки с братьями Рафаилом и Робертом Адельгейм, гастролировавшими в эти годы в Орле и Орловской губернии. Театралы Орла тепло принимали у себя оперетту А.Я.Таирова Московского Камерного театра.

Крепкая дружба и взаимное уважение связывали Константина Михайловича с коллегами по работе в драматическом театре. С ними пережиты дни эвакуации в годы Великой Отечественной войны в Златоусте и возвращение в разрушенный послевоенный Орел. В программе памятной постановки, состоявшейся 8 апреля 1944 года, зрители нашли знакомые, «довоенные» имена: А.С.Загаров, В.А.Чеханкова, М.М. Ляшенко, В.А.Мартен, С.И.Попов, художник М.А. Рохлин, театральный гример К.М. Крестьянкин.

Вереница лиц, вереница театральных образов, вереница дней, проведенных в театре — из этого сложилась жизнь самого прославленного гримера орловской сцены. Вспоминая свой жизненный путь, К.М. Крестьянкин писал: «Сколько актеров прошло через мои руки! Говорят, когда человек оглядывается назад, в прошлое, значит, он стал стар. Я посмотрел назад, но старым себя не чувствую. Память о больших артистах наполняет меня бодростью для новых работ». Имена актеров были вписаны в память его сердца, которая не стиралась и хранила живые образы всю долгую жизнь тупейного художника орловской сцены — Константина Михайловича Крестьянкина.

Театральная коллекция К.М. Крестьянкина обогатила историю орловской сцены малоизвестными фактами и новыми именами.

Ростовцева Наталья Александровна,
заведующая музеем истории орловской сцены

22.09.2016